Хотдатайство о реабилитации и прекращении уголовного преследования

Реабилитация в случае прекращения уголовного преследования (п

По другому делу обвиняемому также было отказано в реабилитации в связи с прекращением уголовного дела по ч. 4 ст. 290 УК РФ, поскольку другое вменяемое ему преступление по ч. 1 ст. 285 УК РФ нашло подтверждение.
Аналогично вопросы реабилитации не только решаются другими правоохранительными органами (органами уголовного преследования), но и высшими судебными инстанциями. К примеру, осужденным гражданам Л., П. и О. было отказано в надзорной жалобе о реабилитации в связи с прекращением уголовного преследования по отдельным вменяемым им преступлениям, адресованной в Верховный Суд РФ, который указал, что уголовное дело не было прекращено, а право на реабилитацию лицо имеет только в случае прекращения в отношении его уголовного дела.
Следует отметить, что во всех вышеназванных примерах единственным основанием, послужившим поводом для отказа в реабилитации, явилось неполное прекращение уголовного дела. Как правоохранительные органы (органы уголовного преследования), так и суды общей юрисдикции всех инстанций исходят из следующего: если уголовное дело прекращено полностью, только тогда реабилитация возможна по основаниям, предусмотренным п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ. Как нам представляется, такая позиция органов уголовного преследования и судов напрямую нарушает права человека и гражданина, гарантированные Конституцией России и законодательством РФ, общепризнанные международные принципы в области защиты прав человека. А правоприменительная практика в этой части не только не согласуется с нормами закона, но и искажает заложенный законодательством смысл и суть этой нормы.
Далее попытаемся уяснить — почему. На наш взгляд, ошибочная правоприменительная практика по применению п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ связана прежде всего с тем, что правоприменители не хотят заметить следующее. В преамбуле ч. 2 ст. 133 УПК РФ речь идет о праве на реабилитацию, в том числе праве на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, а не с прекращением уголовного дела. Согласно п. 55 ч. 1 ст. 5 УПК РФ уголовное преследование — процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Стороной обвинения в соответствии с п. 47 ч. 1 ст. 5 УПК РФ являются прокурор, а также следователь, руководители следственного отдела, дознаватель, частный обвинитель, потерпевший, его законный представитель, представитель, гражданский истец и его представитель. Следовательно, уголовное преследование — это прежде всего действия, осуществляемые прокурором, следователем в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, но эта деятельность может быть прекращена не только в период досудебного производства или судебного следствия или же с момента вынесения оправдательного приговора, но и до возбуждения уголовного дела.
Исходя из толкования вышеназванных норм, можно прийти к следующему выводу. Во-первых, уголовное преследование может быть прекращено не только на стадиях досудебного производства или судебного следствия, но и на стадии проверки сообщения о преступлении. Во-вторых, право на реабилитацию по п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ имеют не только подозреваемый, обвиняемый, но и иное лицо, которому причинен вред в связи с уголовным преследованием, в частности в связи с проверкой сообщения о преступлении. К примеру, проверялось сообщение о злостном уклонении гражданина от уплаты средств на содержание детей (ст. 157 УК РФ) и, допустим, органы дознания (судебные приставы) приняли постановление о запрете выезда данного гражданина за границу, но информация не подтвердилась. Может ли быть причинен вред данному гражданину? Безусловно, да: срыв официальных мероприятий за границей, отдыха, аннулирование деловых контрактов и т.д. и т.п. Поскольку такой гражданин не привлекался ни подозреваемым, ни обвиняемым, но для него наступили определенные неблагоприятные последствия как материального, так и морального характера, то он вправе требовать реабилитации. Таким образом, прекращение уголовного преследования является самостоятельным основанием реабилитации и напрямую не зависит от прекращения уголовного дела. В норме ст. 134 УПК РФ также говорится о реабилитации лица, в отношении которого прекращено уголовное преследование (заметьте, не в связи с прекращением уголовного дела!). Этот смысл содержат и нормы ч. 3 ст. 24 УПК РФ, согласно которым прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования. Исходя из этого, можно предположить, что «прекращение уголовного дела» — более широкое правовое понятие, чем «прекращение уголовного преследования», их можно соотносить как целое к части: прекращение уголовного дела влечет прекращение уголовного преследования, а прекращение уголовного преследования в отношении конкретного лица может и не прекращать уголовное дело. Доводы судов и правоохранительных органов о том, что в отношении лица уголовное дело не прекращено, а прекращено только в части уголовного преследования, дескать, это лицо не претерпело какие-либо правовые последствия и ввиду этого не вправе требовать реабилитации, совсем некорректны, и их можно опровергнуть на многочисленных примерах из судебной практики. Например, уголовное дело было возбуждено прокуратурой ЧР в отношении гражданина Х. по ч. 3 ст. 159 УК РФ, ч. 1 ст. 285 УК РФ, ч. 1 ст. 290 УК РФ. Суд оправдал гр-на Х. по ч. 1 ст. 285 УК РФ, ч. 3 ст. 159 УК РФ, но ему отказали в реабилитации по ч. 3 ст. 159 УК РФ, ч. 1 ст. 285 УК РФ. Разве гр-ну Х. не были причинены моральный и материальный вред в связи с уголовным преследованием по ч. 3 ст. 159 и ч. 1 ст. 285 УК РФ? Думается, да! Во-первых, санкции ч. 3 ст. 159 УК РФ в сравнении с санкциями норм ч. 1 ст. 290 УК РФ носят более строгий характер, что само по себе оказывает психологическое воздействие на гражданина, т.е. ему уже причинен моральный вред. Гр-н Х. на основании того, что обвинялся в совершении тяжкого преступления, был заключен под стражу, что вряд ли возможно допустить в случае уголовного преследования его только по ч. 1 ст. 290 УК РФ или ч. 1 ст. 285 УК РФ. За время нахождения под стражей Х. не получал заработную плату, он был вынужден обращаться за помощью к квалифицированному адвокату, вот налицо и материальный вред. И наконец, в связи с обвинением в совершении тяжкого преступления в отношении его применялась негласная оперативная разработка: наружное наблюдение, прослушивание телефонных переговоров и другие оперативные мероприятия. Согласно нормам ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» вышеназванные оперативные мероприятия не разрешается осуществлять в отношении лиц, обвиняемых в совершении небольшой и средней тяжести преступлений (таковыми являются преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 290 УК РФ). Если гражданин Х. не обвинялся бы в совершении тяжкого преступления, то он не испытывал бы тех ограничений, которые применились в отношении его негласно и которыми были ограничены его права на неприкосновенность частной жизни. Следовательно, правоограничения, предпринимаемые в отношении подозреваемого, обвиняемого и подсудимого, напрямую зависят от вмененных ему конкретных преступлений.
Изменение правоприменительной практики в сторону реабилитанта в отношении подозреваемых, обвиняемых в связи с прекращением конкретного уголовного преследования сыграло бы положительную роль в области соблюдения основных прав и свобод гражданина. Кроме этого, это способствовало бы прекращению порочной практики, когда уголовное дело необоснованно возбуждается по нескольким статьям УК РФ или несколько раз по одной и той же статье УК РФ (на всякий случай, заранее полагая, что «авось» суд оставит какую-либо статью). Например, Московский районный суд г. Чебоксары в 2009 г. рассмотрел уголовное дело, возбужденное прокуратурой Чувашской Республики, по материалам УБЭП МВД ЧР, согласно которому гражданину М. было вменено 75 (!), другому гр-ну А. — 48 (!), третьему гр-ну Д. — 32 (!) преступления по ч. 1 ст. 290 УК РФ, включая «дежурную» статью — ч. 1 ст. 285 УК РФ. Суд не согласился с доводами обвинения о совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 290 УК РФ, вышеназванными лицами, но при этом не реабилитировал их в связи с оправданием по ч. 1 ст. 290 УК РФ. Отказ в реабилитации вышеназванных лиц суд мотивировал также неполным прекращением уголовного дела в отношении этих лиц.
К сожалению, в вопросе реабилитации лиц в связи с прекращением уголовного преследования Конституционный Суд РФ также не проявил твердость. Так, в Определении КС от 24 марта 2005 г. N 138-О установлено следующее правовое положение: «. ст. 133 УПК РФ, гарантируя подозреваемому или обвиняемому право на возмещение вреда, связанного с его уголовным преследованием, не содержит каких-либо положений, позволяющих отказать в таком возмещении в случае прекращения уголовного преследования по реабилитирующим лицо основаниям, в том числе ввиду отсутствия в его действиях состава преступления, и подтвержденности причинения вреда в результате именно прекращенного уголовного преследования.
. По смыслу уголовно-процессуального закона реализация как права на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, так и права обжаловать решения, принимаемые по данному вопросу, возможна лишь после разрешения по существу уголовного дела, в рамках которого это уголовное преследование осуществлялось. В противном случае суд, прокурор, следователь и дознаватель вынуждены были бы решать вопрос о возмещении вреда реабилитированному еще до того, как в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке была бы установлена незаконность или необоснованность осуществляемых в отношении этого лица мер уголовного преследования, и подменять тем самым процесс разрешения уголовного дела процедурой решения вопроса о реабилитации, в связи с прекращением уголовного преследования. «

Читайте также:  Кому можно встать на биржу труда

Одним из актуальных вопросов, возникающих в связи с прекращением уголовного преследования, является вопрос реабилитации. Круг лиц, имеющих право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанное с уголовным преследованием, установлен ч. 2 ст. 133 УПК РФ. Нормы данной статьи на первый взгляд особых трудностей в правоприменительной практике вызывать не должны. Это действительно так, за исключением случаев реабилитации, предусмотренных п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ, которым установлено право подозреваемого или обвиняемого на реабилитацию, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным п. 1, 2, 5 и 6 ч. 1 ст. 24 и п. 1 и 4 — 6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ. Практика применения этой нормы является небесспорной. Данное утверждение можно проиллюстрировать несколькими примерами из практики прокуратуры и судов Чувашской Республики. Так, обвиняемому было отказано в реабилитации в связи с прекращением первоначального уголовного дела. Мотивом отказа являлось то обстоятельство, что в отношении его было возбуждено уголовное дело по другой статье уголовного закона, которое ранее было приобщено к прекращенному уголовному делу.

Уголовный процесс

Суд, прокурор, а также следователь с согласия руководителя следственного органа и дознаватель с согласия прокурора вправе прекратить уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в связи с деятельным раскаянием (ч. 1 ст. 75 УК). Прекращение уголовного преследования лица по уголовному делу о преступлении иной категории по этим основаниям возможно только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

С невиновностью связано прекращение уголовного дела, а потому по нему нет необходимости составлять обвинительное заключение. Процессуальное решение по нему будет принято при помощи другого документа — постановления о прекращении уголовного дела в полном объеме или в отношении конкретного лица.

Читайте также:  Чем определяется трудовой распорядок организации

Прекращение уголовного преследования по реабилитирующим основаниям

Основания возникновения права на реабилитацию, признания на ее права, порядок возмещения имущественного и морального вреда, обжалование решения о производстве выплат, восстановление иных прав реабилитированных регламентирован ст. 133-139 главы 18 УПК РФ. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме, независимо от того, действиями какого именно органа или должностного лица этот вред причинен.

Тем не менее, элементы диспозитивности на досудебном производстве по уголовным делам многочисленны, и основным из них выступает производство по делам частного и частно-публичного обвинения, заключающееся в том, что: а) уголовные дела частного обвинения возбуждаются только по заявлению потерпевшего и подлежат прекращению

Хотдатайство о реабилитации и прекращении уголовного преследования

1) отсутствие события преступления; 2) отсутствие в деянии состава преступления; 3) истечение сроков давности уголовного преследования; 4) смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего; 5) отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой статьи 20 УПК; 6) отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в деятельности лиц — судьи

5) лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, Право на возмещение вреда в порядке, установленном настоящей главой, имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

Прекращение уголовного преследования

  • человек непричастен к совершению преступления;
  • дело закрыли;
  • прошла амнистия;
  • уже вынесен приговор по тому же обвинению;
  • ранее вынесено постановление о прекращении уголовного дела по тому же обвинению;
  • преступник не достиг возраста, с которого могут привлечь к ответственности;
  • обвинитель отказался от обвинения на судебном процессе.

После его окончания преступника нельзя привлечь к санкции. Однако периоды давности применяют не всегда. Это остается на усмотрение суда, если гражданину назначено пожизненное лишение свободы или его приговорили к смертной казни. На террористов срок давности вообще не распространяется.

Прекращение уголовного преследования и уголовных дел по не реабилитирующим основаниям

Решение вопроса о степени общественной опасности несовершеннолетнего и возможности его исправления путем применения принудительной меры воспитательного воздействия зависит от установления различных обстоятельств, относящихся к личности виновного и совершенного им преступления.

Прекратить уголовное преследование (уголовное дело) в отношении несовершеннолетнего правомерно лишь в том случае, если существует перспектива, что исправление виновного возможно без применения уголовного наказания, и эта перспектива вытекает из совокупности обстоятельств, установленных по уголовному делу, относящихся к характеру совершенного преступления (оно должно относиться к категории небольшой или средней тяжести), а также к личности виновного (в частности, поведение лица, не достигшего восемнадцатилетнего возраста, до и после совершения преступления, наличие приводов в полицию, мотивы совершения преступления, отношение к учебе).

Прекращение уголовного преследования и порядок реабилитации подозреваемого

Согласно положению части восьмой статьи 302 УПК РФ, если основания прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования, указанные в пунктах 1-3 части первой статьи 24 и пунктах 1-3 части первой статьи 27 УПК РФ, обнаруживаются в ходе судебного разбирательства, то суд продолжает рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу. В этом случае суд также постановляет оправдательный приговор при наличии обстоятельств, предусмотренных пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 УПК РФ.

  • 1) отсутствие заявления потерпевшего по делу частного обвинения, при условии, что тот не находился в беспомощном или зависимом состоянии либо по иным причинам не мог защищать свои права и законные интересы;
  • 2) отсутствие соответствующего согласия на возбуждение уголовного дела или на привлечение в качестве обвиняемых одного из лиц, пользующихся иммунитетом, которые указаны в пунктах 1-6 части первой статьи 448 УПК РФ.
Читайте также:  Как доказать в суде упущенную выгоду

Реабилитирующие основания прекращения уголовного дела

  1. Вы обращаетесь в суд с требованием о возмещении вам имущественного вреда.
  2. Не позже 1 месяца со дня поступления вашего требования суд должен рассмотреть его. В таких делах вы участвуете как истец, а Министерство финансов РФ (или уполномоченный орган) выступает как ответчик.
  3. Суд уточняет размер сумм и выносит соответствующее постановление.
  4. Это постановление должно вступить в законную силу.
  1. Прокурор приносит официальное извинение от имени государства.
  2. По месту работы реабилитированного направляется уведомление о принятом решении.
  3. Сообщения о реабилитации поступают в СМИ (если СМИ публиковали информацию о преследовании).
  4. Извещение о решении направляется по месту жительства или же по месту учебы.

Вопрос 3

В стадии предварительного расследования органы предварительного следствия и дознания осуществляют деятельность, направленную на раскрытие преступления и изобличение лиц, его совершивших. Однако расследование любого уголовного дела не может продолжаться бесконечно. Это связано с двумя основными причинами. Во-первых, законодатель ограничивает деятельность органов предварительного расследования установлением обстоятельств, входящих в предмет доказывания (ст. 73, 421 и 434 УПК), и, во-вторых, расследование уголовных дел ограничено сроками (ст. 162, 223 УПК). Решение об окончании предварительного расследования являет собой заключительный этап стадии предварительного расследования. Он имеет своей целью:

Поводом к возобновлению производства по делу могут быть жалобы участников уголовного процесса и других заинтересованных лиц, личное обнаружение руководителем следственного органа или прокурором обстоятельств, указывающих на необходимость дальнейшего расследования, а также обращения следователя, дознавателя, когда они сами пришли к выводу о необходимости возобновления расследования, но не правомочны самостоятельно принять такое решение.

Прекращение уголовного дела и уголовного преследования

Содержание процессуальных действий при прекращении уголовного дела и уголовного преследования включает в себя:

  1. решение лица, производящего расследование уголовного дела, о возможности его прекращения или прекращения уголовного преследования при наличии необходимых на то оснований и на основе полного всестороннего и объективного исследования всех материалов дела;
  2. проведение необходимых процессуальных действий, подтверждающих наличие оснований и условий для прекращения уголовного дела, уголовного преследования;
  3. принятие решения о прекращении уголовного дела, уголовного преследования и его процессуальное оформление, систематизацию материалов уголовного дела и разрешение вопросов, вытекающих из принятого решения;
  4. получение согласия руководителя следственного органа при прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию, получение разрешения прокурора при прекращении уголовного дела дознавателем по тем же нереабилитирующим основаниям;
  5. обжалование решений лица, производящего расследование.

Прекращение уголовного преследования означает лишь прекращение части уголовного с судопроизводства, касающегося подозрения или обвинения конкретного лица. При этом прекращение уголовного дела означает прекращение уголовного преследования, а прекращение уголовного преследования допускается без прекращения уголовного дела (ст. 24–27 Уголовно-процессуального кодекса).

Хотдатайство о реабилитации и прекращении уголовного преследования

Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания — основная и первоочередная задача органов расследования и суда в рамках уголовного процесса. Но стоит процессу возникнуть, как сразу же перед данными органами появляется и другая задача, которая по своей значимости становится в один ряд с первой: не допустить привлечения к уголовной ответственности невиновного, не подвергать его незаслуженному наказанию, в максимальной степени оградить от негативного воздействия судебной или следственной ошибки.

Обе эти задачи неразрывно связаны, одна не может существовать без другой. Лишь при условии, когда уголовно-процессуальное регулирование учитывает одновременно обе задачи, а правоприменитель реализует их (или имеет их в виду) при выполнении каждого процессуального действия, уголовный процесс как особый вид государственной деятельности может достичь успеха.

Прекращение уголовного преследования: основания, постановление, порядок

Уполномоченный служащий, в ведении которого находится производство, завершает его после получения достаточных доказательств о наличии обстоятельств, которые исключают необходимость/возможность дальнейшего разбирательства или влекут освобождение субъекта от ответственности. — разные процессуальные действия. На практике они нередко отождествляются, что не совсем верно.

Прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием нередко сопровождается рядом сложностей. На практике часто возникает вопро: достаточно ли осуществления субъектом одного из закрепленных частью 1-й 75 статьи УК действий или нужна их совокупность? В идеале, разумеется, для вынесения акта о завершении преследования либо о прекращении уголовного производства в рамках ст. 28 УПК требуется наличие всех компонентов деятельного раскаяния. Но на практике их совокупность встречается крайне редко. Соответственно, деятельное раскаяние часто признается в том случае, когда гражданин смог исполнить объективную часть действий. К примеру, постановление о прекращении уголовного дела/уголовного преследования может быть вынесено, если лицо явилось с повинной и активно содействовало раскрытию деяния, но не смогло возместить вред, так как средства для этого у него отсутствуют. При реализации предусмотренных законом инструментов важно не только установить отдельные признаки деятельного раскаяния, но и правильно закрепить их, доказать факты, оценить своевременность и добровольность действий, причины и мотивы.